ПРАВОСЛАВНЫЙ
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД
"БАТУРИНСКАЯ СВЯТЫНЯ"


Батуриной милой семейный поклон…

В июле 1863 года в Батурино произошло знамена­тельное событие: у родного очага собралась вся многочисленная семья Капустиных — стар и млад.

Растроганные родители Иоанн Леонтьевич и Мария Григорьевна радушно встречали взрослых своих детей и многочисленных вну­ков. На правах хозяина выступал и Николай Иванович Капустин (в тот период священник Батуринской церкви) со своей супругой Марией Васильевной, имевшие к тому времени двух малолетних детей. Из Ирбитского уезда села Еланского прибыла чета Капустиных — Александр Иванович и Таисья Васильевна со своими детьми (их у них было четверо). Из Перми приехал молодой ученый, выпускник Московской Духовной Академии, только приступивший к преподавательской деятельности в Пермской Духовной семинарии младший сын Михаил. Старший сын, Платон Иванович, священник Москов­ской церкви Рождества Богородицы в Бутырках, а после в цер­кви св. муч. Никиты на Басманной, приехал к родному очагу с многочисленным своим семейством — четыре сына и дочь, доставили истинную радость старикам и остальным родствен­никам. Из далекой Византии, в долгожданный 29-дневный отпуск прибыл обожаемый всеми Андрюша, Андрей Иванович, архимандрит Антонин — настоя­тель русской посольской церкви в Константинополе. Не преми­нул прибыть брат Иоанна Леонтьевича — Ипполит Леонтьевич – епископ Екатеринбургский Иона, викарий Пермской духовной консистории, вышедшей за штат и живший на покое в Далматовском Успенском монастыре.

Острослов Андрей с присущим ему юмором отметил при­езд дядюшки следующими словами:

Утехам свиданья семейным вдобавок

Далматов, старинный приятель и друг,

Сыскал где-то в залежи старый обабок

И кинул его в наш чарующий круг.

На родину прибыли и дочь о. Иоанна — Антонина Ивановна, в замужестве Зубкова, и другие родственники.

О. Антонин написал:

Примчались, приплыли, собралися вместе

Из дальних сторон, из-за синих морей

Батуриной милой, прекрасной невесте

Поклон принести от различных семей…

Матушка Мария Григорьевна со своими невестками с утра до позднего вечера хлопотала по дому, у печи, у обиль­ного стола из продуктов собственного домашнего хозяйства (молоко, мясо, яйца), огородной зелени и бывшей некогда объектом раздора рассыпчатой картошки, рыбного пирога. Запашистый русский чай со смородиной, земляникой, клубникой, вишневым вареньем, был вершиной батуринского кушанья.

Разновозрастные внучата развлекались играми, булькались в мелководной прозрачной Солодянке, бегали по сочной траве, ходили в березовые колки по грибы и ягоды. Взрослые считали своим долгом сходить на сельский погост, посетить могилы родственников, дорогого Венушки, помолиться, поговорить о том — о сем, вспомнить детство, шалости и озорство, спеть старинные рус­ские песни, полные тоски и грусти.

В преддверии 60-летнего юбилея о. Иоанна сыновья при­везли ему памятные подарки: необыкновенные немецкие часы с боем, хитроумный настольный органчик, музыкальные шка­тулки…

Особо ценный подарок сделал преосвященный Иона и не только своему брату Иоанну, но и всем батуринцам — он подарил Преображенскому храму колокол весом 250 пудов, и приурочил свой подарок к 100-летию непрерывного священствования рода Капустиных в этом селе. О. Иоанн давно мечтал услышать благовестный его звон на родной храмовой колокольне. Еще в 1852 году в письме к Андрею в Афины он писал: «…когда Господь повелит, приеду, сосчитаю остатки денег, и вместе с тобой будем отливать благовестной колокол для колокольни батуринской в память вечную рода нашего».

В семейном кругу в длинные летние вечера в беседах и расспросах время летело незаметно. Приближа­лись неотвратимые мгновенья разлуки.

О. Антонин (Андрей), уже длительное время проживавший в солнечных южных странах, особо обостренно чувствовал разительное отличие батуринской жизни. «Эту мирную, сросшуюся с землей и природой жизнь славянскую, не высокую, не заметную, не громкую и не бойкую» будет он часто вспоминать. «Хлеб да соль, песня да сказка, печь да поле, работа да гулянье, тишь да гладь, да Божья благодать», — напишет он позже.

Через два года, в 1865 году о. Антонин пожертвовал Батуринскому храму топазовый, в серебряной оправе напрестольный крест, украшен­ный разными драгоценными камнями. У подножия распятия меж­ду двумя серебряными пластинками была вложена частица древа Животворящего Креста Господня. По бокам креста на серебряной его оправе сделана надпись: «Крест со вложением частицы Животворящего древа креста сооружен и пожертвован в Преображенскую церковь села Батуринского 18 июня 1865 года в память столетия священствования в нем рода Капустиных».

(Выдержки из одноименной главы книги Пашкова А.А.

«Батурина – Батуринское. Священнический род Капустиных»)